Вячеслав Чеботарь: «Красоту надо сначала научиться видеть в жизни, а потом браться за кисть»

Эти слова известного петербургского художника, только что отметившего свое 60-летие, не сразу стали его творческим кредо. От приехавшего в Ленинград из молдавской «глубинки» подающего надежды молодого человека, ставшего студентом Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, а затем и аспирантом этого вуза, до признанного мастера кисти был пройден более чем 40-летний путь в искусстве.

С каждодневным тяжелым трудом у мольберта, поисками своего стиля, наконец, собственного места в искусстве.

Вначале в талант первокурсника В. Чеботаря, выделявшегося разве что отнюдь не атлетическими внешними данными, работоспособностью и тем упорством, с которым он грыз гранит «академической» науки, умудряясь при этом еще помогать товарищам, отличавшимся, если можно так сказать, некоторой «ленцой», мало кто верил из преподавателей. Но когда после защиты своих первых работ он получил высшую оценку у самого Андрея Мыльникова, Народного художника России и мэтра ленинградской живописи 70-х годов, все увидели, что дар, действительно, есть, и он может послужить на пользу обществу. Так начались сначала по линии института, а потом и Ленинградского обкома комсомола творческие командировки студента на крупнейшие предприятия области, такие как, например, Выборгский судостроительный завод, и на строительство Байкало-Амурской магистрали.

Первый раз он поехал на Бурятский участок БАМа в начале 1979 года, с интересом рисовал, писал кистью и в других техниках молодых строителей разных профессий и национальностей, приехавших на ударную комсомольскую стройку в составе отряда имени XVII съезда ВЛКСМ (кстати, в нынешнем апреле исполнится 45 лет со дня его создания) из всех уголков страны. Отчитался своей первой персональной графической выставкой, прошедшей в зале Академии художеств СССР.

По его работам ощущалось, что молодежная стройка с ее романтикой и удивительно красивыми, искренними в своем трудовом порыве людьми, работавшими в сложных бытовых, но поистине великолепных природных условиях, что называется, запала начинающему художнику в душу. Потом было еще немало таких поездок на Западный, Восточный и Бурятский участки строительства будущей железной дороги, откуда он привозил сотни графических работ и рисунков, составивших серию «Километры БАМа», начало которой публиковалось в газете «Молодежь Бурятии», цикл «За 60-й параллелью» (экспонировался на персональной выставке автора в Чите), портретную галерею «Мы строим БАМ». Входившие в нее замечательные произведения (а их около 1000) были показаны на передвижной выставке, целых 4 года колесившей по городам БАМа и Восточной Сибири, причем в Северобайкальске местная картинная галерея большинство их приобрела (и 33 работы автор ей подарил). И только потом уже экспонировалась персональная выставка работ автора, в т.ч. на тему строительства БАМа, в городе, ставшим для Вячеслава Чеботаря за годы учебы по-настоящему родным.

И не где-нибудь, а в самом центре культурной столицы, в самом ее «сердце» – Государственном музее истории Ленинграда. Было это в то время, когда уже в двери страны «стучалась» перестройка.

В. Чеботарь чувствовал ее приближение, приветствовал, понимая, что страна нуждается в обновлении, впрочем, как и академическое искусство тоже. Он и сейчас так считает, по-новому обучая детей, молодежь и всех желающих в специализированной школе – студии (новой Академии), созданной по его инициативе при Фонде «Сверхкартина В. Чеботаря». Как художник В. Чеботарь наделен необычным даром – умеет слушать время, доверяющее свой голос только чутким, талантливым, а еще вечно сомневающимся натурам. Впрочем, извечные вопросы (то ли и так ли он делает?) терзают мастера и сейчас, когда многогранное его дарование, проявившееся в живописи, скульптуре и даже в архитектуре – везде по-своему, необычно, но всякий раз трогая зрителя за душу, когда его творения приобрели зарубежные картинные галереи и многие музеи страны (а любимому городу на Неве он подарил их более 700!).

Награды В. Чеботарь получал как из рук Михаила Горбачева, Иоанна Павла II, когда по его приглашению работал над религиозно-философской тематикой в Ватикане, так и других известных мировых деятелей. Иметь такой успех (несмотря на злопыхательские выпады некоторых СМИ по поводу его идеи создания «Свехкартины», призывающей к самосовершенствованию человека и окружающего его мира с помощью истинных христианских ценностей, которые несет религия, то есть любви к ближнему, доброты и всепрощения) и не утонуть в пучине мистической философии, а остаться преданным своей родной земле художником и просто скромным, не жаждущим славы человеком – это не каждому дано. Видно, не зря итальянская газета «Эль Темпо» назвала его русским Микеланджело – и не только потому, что родился Чеботарь в тот же самый день, когда умер великий человек эпохи Возрождения.

А в том, что по характеру он не злобив и по-прежнему очень скромен (этому научила жизнь, пресекшая появившиеся было, особенно в молодости, зачатки «звездности»), могли убедиться все, кто пришел поздравить Вячеслава Чеботаря с юбилеем – питерский поэт Е. Макаров, известные искусствоведы Н. Нешатаева и Н. Громов, кинорежиссер и друг детства С. Кухарук, другие коллеги и почитатели творчества мастера и даже представители власти. Правда, не столь много и не такого уровня, как на персональной выставке в МВЦ «Петербургский художник» пять лет назад, когда его слава, можно сказать, гремела по всему городу на Неве и за его пределами.

Проходил нынешний своеобразный отчет о том, что сделано за более чем 40 лет творческого пути, в конференц-зале исторического парка «Россия – моя история» и был он обставлен очень просто – на расположенных по кругу мольбертах и на экранных слайдах демонстрировались лучшие холсты художника, в т.ч. проект памятника покровителю всех русских моряков Святому Андрею Первозванному, которому так и не удалось встать на берегах Невы, и его уже готовая, когда-то вызвавшая столько споров «Сверхкартина», называющаяся «Покаяние и духовное единение» и состоящая из пяти огромных частей. Здесь же экспонировались архитектурные фрагменты собора-пантеона, в котором она нашла бы свое место. Так что можно сказать: главную свою творческую задачу и мечту В. Чеботарь выполнил.  Хотелось бы, чтобы когда-нибудь она воплотилась в жизнь. И все-таки определяющим мастер считает для себя многоплановый цикл работ о БАМе. Журналисты поинтересовались – почему?

– Потому что в повседневной обыденности большой стройки я встретил по-настоящему цельных личностей и просто духовно прекрасных людей, кому труд и жизнь в радость, кто уверен в собственном будущем и будущем своих детей, – подчеркивает живописец. – Именно там мне стало понятно, что истинному художнику сначала нужно научиться красоту видеть в окружающей жизни, а потом уже браться за кисти, чтобы перенести ее на холст.

Поскольку импровизированная презентация в честь юбилея теперь уже мэтра петербургской живописи проходила накануне Дня 8 Марта, мы не могли вместе с вопросом о дальнейших планах не узнать и о его отношении к этому празднику и вообще к женской теме в искусстве. Оказалось, что на данный момент они взаимосвязаны.

– Женщины для меня – прежде всего сосуд красоты и духовности, доброты и вдохновения, – сказал В. Чеботарь. – И замечательно, что у наших современниц есть свой праздник, как и у библейских жен-мироносиц.  Они это заслужили, борясь за свои права. Что касается героинь моих полотен и скульптур, то одинаково ценю и созданные мною образы прошлого, начиная от Марии Египетской, Марии Магдалины и Ксении Петербургской, а также более поздние – утонченные  изваяния поэтессы Анны Ахматовой и балерины Майи Плисецкой, творчеством и огромной внешней привлекательностью которых я просто восхищаюсь. Но не меньшая частица души вложена и в портрет моей матери, труженицы, воспитавшей троих детей, и строителя БАМа, лауреата премии Ленинского комсомола Татьяны Матвеевой, других наших современниц. А сейчас у меня вновь встреча с прошедшим, с нашей замечательной историей – заканчиваю триптих «Святые девы» из 9 монументальных полотен, заказанных мне для возрождающегося музея Санкт-Петербургской епархии. Так что женский лик, как и красота, в моем искусстве и сознании, вечны.

Поделиться...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *