«Пассаж» и Блокадный театр

«Я ВЕРНУЛСЯ В МОЙ ГОРОД»

К 76-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады ТД «Пассаж» и Театр им. В. Ф. Комиссаржевской подготовили выставку, посвященную работе Городского (Блокадного) театра в Ленинграде. Экспозиция включает фотографии спектаклей военных лет, документы и вырезки газетных статей и другие свидетельства того страшного времени.
Выставка разместилась в центральной галерее «Пассажа». А 26 января, в воскресенье, в центральной галерее артисты театра Комиссаржевской показали фрагменты из спектакля

«Я вернулся в мой город», посвященные снятию блокады Ленинграда. Вход на все мероприятия свободный.

ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ…

«Пассаж» и Театр им. В.Ф. Комиссаржевской неразрывно связаны не только зданием, но и общей историей. Именно здесь, в помещении бывшего концертного зала, театра «Пассаж», театра Веры Комиссаржевской, обрел свой дом Городской (Блокадный) театр, «выросший» из передач «Театра у микрофона». В центральной «Правде» из номера в номер начали печатать отрывки новой пьесы К. Симонова «Русские люди». Группа работников Ленинградского радио: Зонне, Горин, Петрова, Ярмагаев, Миронов, Янкевский во главе с Я. Бабушкиным берет на себя инициативу создания радиоспектакля по этой пьесе. Вскоре, по просьбе слушателей, спектакль перенесли на сцену.

В начале мая Борис Иванович Загурский, начальник Управления по делам искусств, поручил Акиму Анисимовичу Барскому создать театр из актеров радиокомитета, читавших на радио стихи, пьесы и даже целые спектакли. В первых числах сентября 1942 года произошло организационное совещание в Управлении по делам искусств, а 14 сентября 1942 года был издан Приказ №230 Управления по делам искусств Исполкома Ленгорсовета об откомандировании творческих работников, оставшихся в блокированном Ленинграде, во вновь организуемый театр.

Труппу Городского театра составили артисты Радиокомитета, Театра драмы им. Пушкина, режиссеры И. Горин, И. Зонне. Театр возглавил С. Морщихин. Рожденный в 1942 году, в период блокады, Городской театр зрители почти сразу окрестили Блокадным. Позже труппа пополнилась актерами Нового ТЮЗа и агитвзвода Дома Красной Армии. Осенью 1944 г. театр переехал в «Пассаж» и стал называться Ленинградским драматическим.

БЛОКАДНЫЙ ТЕАТР

Наряду со спектаклями о войне, в театре шли комедии и даже полноценные оперные и балетные постановки! Ведь в труппе кроме драматических актеров были певцы и классические танцовщики. Здесь шли спектакли: «Русские люди» и «Жди меня»
К. Симонова, «Фронт» А. Корнейчука, «Нашествие» Л. Леонова, «Женитьба Белугина» А. Островского, «Олеко Дундич» А. Ржешевского и М. Кац, «Вечер водевилей», «Обрыв» И. Гончарова и другие.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ…

Тамара Чистякова, осветитель Блокадного театра: Мы репетировали в пальто, курили самосад, чтобы заглушить голод. Дружные были люди. Если кто терял карточку, помогали.
Работали и не думали о смерти. <…> Декорации строили легкие, задники писались на материале, колонны легкие, досок было мало. Но декорации были очень красивые.
Спектакль «Русские люди» прошел в осажденном Ленинграде 60 раз, его посмотрели свыше 56 тысяч зрителей. А ведь быть зрителем в тех нечеловеческих условиях тоже было равносильно подвигу.

Александр Янкевский, актер: Однажды, во время первого акта, начался артиллерийский обстрел района. Поблизости ухнул снаряд. Погас свет. Сцена и зрительный зал погрузились во тьму. Но не произошло никакой паники. Только небольшое замешательство на сцене: что делать? Как играть дальше? Вдруг из тьмы зрительного зала на сцену прорезался яркий лучик карманного фонарика, за ним второй, третий, пятый, десятый… Они возникали, как звезды на небе. Свет массы карманных и аккумуляторных фонарей дал возможность доиграть акт до конца. Такое не забудется никогда!

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ…

Блокадный театр укреплял в ленинградцах силу духа, помогал выжить и стал одним из символов непобедимости родного города. И саму труппу сплотили годы страшных испытаний. Поэтому когда летом – после освобождения города – в Ленинград начали возвращаться эвакуированные коллективы, Блокадный театр решили не расформировывать.

Утвержденный в своих правах, театр осенью 1944 года получил новое название – Ленинградский Драматический – и новую сцену. Ею стал театральный зал «Пассажа»…
«Театр уникален тем, что родился, когда кругом были смерть, холод, голод, бомбежки. И вот те люди – артисты, которые остались в осажденном городе, по разным причинам, испытывали мучение, как и все, и вдруг, это остается загадкой, объединились, нашли в себе силы для того, чтобы репетировать и играть спектакли. Это же – чудо!!! Даже только одно это должно вас греть, вдохновлять и беречь театр», – так говорил Иван Дмитриев, Народный артист СССР.

Открытие театра в дни блокады Ленинграда 18 октября 1942 года стало беспрецедентным, уникальным случаем за всю историю существования мирового театрального искусства.

«Спектакли, поставленные на сцене Комиссаржевки под бомбежками и артобстрелами, доказали, что музы не молчат и в те дни, когда говорят пушки. Именно поэтому, несмотря на многочисленные переименования – Ленинградский театр, театр имени Комиссаржевской – в памяти петербуржцев этот театр навсегда останется “Блокадным театром”», – подчеркивает художественный руководитель театра им. В.Ф. Комиссаржевской Виктор Новиков.

«ПАССАЖ» ПРОДОЛЖАЛ РАБОТУ…

С началом войны все предприятия легкой промышленности были переориентированы для нужд армии. Недавние поставщики «Пассажа» теперь в три смены шили гранатные и патронные сумки, заплечные мешки, чехлы для фляг, парусиновые плащ-палатки, военное обмундирование и белье, изготовляли котелки и армейские ремни… Сто пятнадцать работников «Пассажа» в первые же дни сражений ушли на фронт: по призыву и добровольцами. Среди них – тогдашний директор универмага А.А. Нечаев, коммерческий директор И.М. Левкович, начальник планового отдела Ю.М. Мороз, секретарь партбюро М.В. Аптер, несколько заведующих отделами и, конечно, рядовые сотрудники.

Однако «Пассаж», как и другие крупные универмаги, продолжал работать: распродавал запасы довоенных товаров. Новый директор, М.Б. Медников, одновременно возглавил и штаб гражданской обороны универмага. Ему были подчинены пожарная, санитарная и дегазационная команды, сформированные из коллектива сотрудников. «Пассаж» стал готовиться к обороне.

Во время короткой Советско-финской войны 1939–1940 годов работники «Пассажа» уже получили навыки светомаскировки. Правда, тогда бомбежки города так и не начались. Но инвентарь – фанерные щиты, синие лампочки, темные шторы – в подсобных помещениях «Пассажа» сохранился и опять оказался востребованным.

Окна и некогда сияющие витрины заложили мешками с песком. На всех этажах расставили баки с водой. В знаменитом туннеле оборудовали бомбоубежище. Под стеклянной крышей натянули металлическую сетку. Запасы, хранившиеся в «Пассаже», решили рассредоточить: часть товаров перевезли в ДЛТ на улице Желябова (ныне Большая Конюшенная), часть – в только что построенный Фрунзенский универмаг на Международном (ныне Московском) проспекте.

Как и везде, львиную долю сотрудников «Пассажа» в войну составляли женщины, на плечи которых легла чудовищная нагрузка. Они работали за прилавком, днем и ночью дежурили на крыше в составе отряда МПВО (местной противовоздушной обороны), обеспечивали порядок в бомбоубежище, а кроме того регулярно выезжали на подступы к Ленинграду, где строили оборонительные сооружения.

Надвигались холода. «Пассаж» работал. Однако интерес покупателей к довоенной продукции угасал на глазах. Теперь товарами повышенного спроса были светонепроницаемые обои, светомаскировочные шторы, вещмешки, чемоданы, рюкзаки, спецобувь и спецодежда для окопных работ, почтовая бумага, конверты, печи-времянки, противоосколочные каски, лампы-коптилки, самоварные трубы, светящиеся значки… Но вскоре и эти запросы снизились: людей теперь интересовали только продукты.

Шла зима 1941/42 года – первая, самая страшная, блокадная зима…

О.И. Гришина, работница «Пассажа»: Мы надевали на себя все, что у нас было. Лица наши были синевато-черными, с глубоко провалившимися глазами. Синими они были от голода, а черными от коптилок и от нехватки воды. Водопровод не работал: от сильных морозов полопались трубы. На работу мы ходили пешком. Это было невыносимо тяжело, особенно после бессонной ночи. Ведь по ночам приходилось дежурить. Как только завоет сирена, сразу же половина бойцов самообороны бежит по квартирам будить жильцов, чтобы проводить их в бомбоубежище, другая половина – на крышу: сбрасывать зажигательные бомбы. Но еще страшнее было поздним вечером после работы добираться домой, на Васильевский остров. В непроглядной темноте идешь крадучись, поминутно озираясь и прислушиваясь. И вдруг тишину прорежет предсмертный крик, а затем стоны умирающего. От ужаса останавливается сердце и подкашиваются ноги. Собирая последние силы, двигаешься вперед. Надо идти.

Надо дойти…


Светлана Володина,
Валерия Решетняк

«НО! МУЗЫ НЕ МОЛЧАЛИ…»

В июле 1942 года универмаги «Пассаж» и «Фрунзенский» было решено поставить на временную консервацию. Впервые с момента своего рождения жизнь в торговой галерее замерла. Продолжались только спектакли в театральном зале «Пассажа», где до марта 1942 года героически работал театр под руководством Сергея Радлова, после войны в Ленинград уже не вернувшегося.

Поделиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *