«Свет и тени Великого Октября»

К Великой Октябрьской социалистической революции, 100-летие которой мы готовимся отметить, и ее завоеваниям можно относиться по-разному. Но одно нельзя оспорить – она открыла путь в искусство огромному числу одаренных людей из разных, в том числе беднейших, слоев населения. И оказала тем большое влияние на развитие всей мировой культуры.

Правда, одновременно с некоторыми из них обошлась, мягко говоря, не очень красиво. Существовал даже такой лозунг – «С кем вы, мастера культуры?». Вот об этом мы и хотим поговорить в новой рубрике: «Свет и тени Великого Октября», вспомнив о широко известных наших земляках – деятелях искусства и литературы, которые сами являются ровесниками революции.

РЕЖИССЕР «НЕУДОБНЫЙ» ДЛЯ ВЛАСТИ

Так некоторые порой называли в советское время народного артиста СССР, гениального мастера театральной режиссуры и очень образованного, умного, всегда имеющего свое мнение и отстаивавшего его, человека – Георгия Александровича Товстоногова. 28 сентября исполнилось 102 года со дня его рождения.

Появился на свет будущий деятель советского искусства в Тифлисе (Тбилиси) 28 сентября 1915 года, в семье потомственного русского дворянина, инженера-железнодорожника и высокопоставленного работника Министерства путей сообщения Российской империи. Его мать – грузинка, певица, обучавшаяся в Петербургской консерватории.

Однако младшая сестра Георгия Александровича – Натела Александровна – утверждает, что местом его рождения был Петербург. Жили они на Фурштатской улице и лишь в 1919 году поселились в Тифлисе. Так что уже «по крови своей» Г.А. Товстоногов был петербуржцем.

И не зря ему было суждено вернуться в город на Неве после окончания ГИТИСа и начать здесь свой творческий путь, длиною в более чем 30 лет. За это время он поставил немало спектаклей – и в Театре им. Ленинского Комсомола, где начинал режиссером, и в Большом драматическом им. М. Горького, который возглавил. Уже в 1958 году Г.А. Товстоногов был удостоен Ленинской премии за спектакль «Оптимистическая трагедия» по пьесе В. Вишневского. Затем последовали две Государственных: за «Мещан» М. Горького и «Тихий Дон» М. Шолохова. Не избегал мастер и общественной деятельности – избирался депутатом Верховного Совета СССР 7-го и 8-го созывов, ему было присвоено звание Народного артиста Грузинской ССР. А в 1983 году Г.А. Товстоногов стал Почетным гражданином г. Тбилиси и членом-корреспондентом Академии художеств ГДР. Но ленинградцы, для которых БДТ уже тогда был «духовной Меккой», ночами простаивали в очередях за билетами на премьеру и ценили Товстоногова не за регалии и звания, а за блестящие полемические постановки. Именно в них острый ум, тонкий художественный вкус и гражданская смелость мастера проявлялись с особой силой. Это и «Эзоп» Г. Фигейредо, и «Варвары» М. Горького, и спектакль «Идиот» по Ф. Достоевскому с блистательным И. Смоктуновским в роли князя Мышкина. Не менее интересны и более поздние спектакли БДТ: «Горе от ума» А. Грибоедова, «Три сестры» А. Чехова, «Ревизор» Н. Гоголя, «Волки и овцы» А. Островского. За счастье считалось попасть на «Хануму» классика грузинской литературы А. Чхеидзе, «Историю лошади» Л. Толстого, где главную роль великолепно сыграл Е. Лебедев, наконец, на очень острый по тем временам «Театр времен Нерона и Сенеки».

Все эти постановки, без сомнения, вошли в сокровищницу мировой культуры. В 1970-х – начале 1980-х годов, то есть в самый пик брежневского застоя, для ленинградцев, да и не только (на берега Невы приезжали и москвичи, и жители других регионов страны, чтобы специально попасть в БДТ), он стал своеобразной «отдушиной». Интеллигенция и просто здравомыслящие люди расценивали спектакли товстоноговского театра как «глоток свежего воздуха». Однако все это было потом. Путь к славе у Товстоногова, да и вообще жизненный, был непростым. Как, впрочем, и у многих представителей советской творческой интеллигенции. В 1937 году арестовали его отца, а вслед за этим и его самого, как сына «врага народа», отчислили из театрального института. Позже, после восстановления, он должен был учиться и одновременно работать, так как на его попечении остались мать и маленькая сестра.

Товстоногов сумел справиться с жизненными и профессиональными трудностями и в 27 лет уже стал заслуженным деятелем искусства.

Настоящий успех пришел с постановкой «Оптимистической трагедии» В. Вишневского, пьесы, когда-то поставленной знаменитым режиссером А. Таировым и незаслуженно забытой. Товстоногов сумел придать ей глубокий смысл, показав правдиво весь накал революционных событий и одновременно их трагизм и неоднозначность. И в этом помогло актерское мастерство Ю. Толубеева, убедительно сыгравшего центральную роль – Вожака, а также личное отношение режиссера к происходившему на сцене. Потом были другие творческие удачи – все просто не перечислить.

В «Горе от ума», например, смелая режиссерская находка, когда Чацкий (его очень не традиционно сыграл С. Юрский) в финале спектакля во весь рост навзничь падает на пол, словно подтверждая основную мысль пьесы – никакое «горе» не может заставить грибоедовского героя отказаться от притязаний на свободу «ума». Тема неумения слушать и слышать другого человека – одна из самых принципиальных в творчестве Г.А. Товстоногова. Надо понимать окружающих нас людей и самому быть понятым – вот что нужно для счастья. Тогда не вырастет стена недоверия между близкими, не случится беды. Нельзя «играть на скрипке» и наблюдать, как гибнет рядом другой человек – это об отношениях чеховского доктора Чебутыкина и Андрея Прозорова. Разве в наш век, исковерканный всякого рода конфликтами, внешними и внутренними, – это не актуально?

Вот почему зрители, особенно старшего поколения, ходили и будут приходить в БДТ, который теперь официально носит имя Г.А. Товстоногова. Потребность человека мыслить, разбираться в том, что происходит в окружающем нас мире, никогда не иссякнет. И он ждет этого от настоящего искусства, искусства с большой буквы, которое всегда дарил зрителям Георгий Александрович – великий режиссер и просто незаурядный человек. Не зря от «Гоги», как с любовью называли мастера близкие и его коллеги, актеры уходили редко. Хоть и отличался он особой требовательностью и принципиальностью в оценке творческих достижений.

Хочется поименно перечислить тех, кто был все эти годы рядом с ним, – да места не хватит. Назову, пожалуй, только трех женщин, имена которых редко сегодня упоминаются в СМИ: бессменный завлит театра, автор многих сценических композиций Д.М. Шварц и народная артистка России В. Ковель, игравшая практически во всех, как теперь говорят, «хитовых» спектаклях БДТ, и младшая сестра Товстоногова Натела Александровна, которая была рядом в самые трудные для него минуты.

А таких в творчестве и в жизни мастера было немало. Партийная система давила на него. «Тот период, когда первым секретарем Ленинградского обкома КПСС был Г.В. Романов, очень тяжело проходил, – говорит сестра Товстоногова. – Гогу даже собирались уволить. Требовали, чтобы вступал в партию. Месяц за ним ходила машина, квартира прослушивалась.

Это очень “раскачало” его здоровье. По наивности, он даже думал ехать разбираться в Москву, не понимал, что все это одна система, и ему так же не дадут работать…». Тем не менее, дали, ведь он уже был известен как режиссер не только у себя в стране, но и во всем мире.

Что касается новой России – Г.А. Товстоногов не дожил до нее, не дожил до того, когда можно стало реформировать театр, как он мечтал, и ставить, что хочешь.

«А хотел брат ставить Бабеля, но ему не разрешали, – вспоминает Натела Александровна. – Зато часто приходилось переделывать пьесы слабых авторов, бесконечно ставить спектакли “к дате”. Иначе невозможно было существовать.

Польский режиссер Эрвин Аксер, поставивший “Карьеру Артуро Уи”, говорил мне, что даже представить нельзя, как в таких условиях Товстоногов мог состояться».

Он умер в мае 1989 года, в самый разгар уже идущей к своему закату горбачевской перестройки. Так что жил и творил «неудобный» для власти режиссер в эпоху СССР, и останется одним из его культурных «брендов». Похороны его прошли тихо, без особой помпы. И даже в некогда знаменитой программе НТВ «Намедни», отражавшей все главные события текущего месяца, об этом почти не сообщалось. Так что нынешнее поколение петербуржцев-ленинградцев (особенно молодых, которые и имя-то такое – Г.А. Товстоногов – порой не знают), можно сказать, в долгу перед Мастером. И хотя сезон 2015 года, когда ему исполнилось бы 100 лет, действительно можно назвать «товстоноговским» (в фойе театра состоялось торжественное открытие его бюста, была развернута выставка документов и фотографий из архива режиссера, прошел вечер, посвященный его творчеству; наконец, на сцене БДТ шли тогда его спектакли)… Но вот юбилей закончился, и те же самые постановки исчезли с афиши театра.

Редко показывает теперь их и телевидение. Так откуда, спрашивается, молодому поколению театралов узнать о своем великом земляке? И только в преддверии 100-летия Октябрьской революции, которая и сделала его таким, открыв путь к образованию и истинному искусству, научила не пасовать перед трудностям (хоть он и слыл человеком неудобным для власть предержащих, не был ими слишком обласкан), появились для этого возможности. Так используйте же их в полной мере!


 

Поделиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *