Искусство и революция

Каким бы мощным ни было желание человека осознать свое прошлое и уложить его в понятные клише, историческая правда по-прежнему бесконечна для интерпретаций. Должно ли искусство быть понятным? красивым? правдоподобным? Должно ли искусство отражать действительность?

Должно ли искусство отражать время и характер эпохи? На эти основные вопросы искусства возможно найти ответ, рассматривая роль художников в государственной и общественной жизни, их взаимоотношения с властью и взаимоотношения между собой, между союзами и объединениями.

Канун революции

В Москве и Петрограде художественная жизнь не замирает. Наоборот, выставки сменяют друг друга. Персональные и групповые различных художественных объединений – «Мир искусства», «Товарищество передвижных художественных выставок», «Союз русских художников», «Бубновый валет». Но посетителей из числа широкой публики не много и уровень критикуют. И тем не менее, такого количества выставок, как в начале 1917 года, в Москве не наблюдали многие годы.

Памятник мировому страданию

После закрытия в Москве экспозиции ехали в Петроград. Характер такой художественной жизни можно было бы назвать салонным, определяли критики, так как наблюдали дробление мастеров на отдельные общества и кружки и считали, что солидные объединения, существовавшие десятки лет, уже не выражали основных направлений русского искусства. А любители искусства, будто охваченные лихорадкой коллекционирования, покупали, по словам свидетелей, даже то, что еще не успели повесить на выставочной площадке. Но не все одинаково относились к происходящему и оценивали свою роль в искусстве. Евгений Лансере (в 1914–1915 годах – военный художник-корреспондент на Кавказском фронте во время Первой мировой войны), стремился к тому, чтобы увидеть войну своими глазами, с тем, чтобы отчетливее отразить ее в творчестве.

А по словам другого выдающегося мастера Мстислава Добужинского, в его любимом городе Петербурге его как художника интересовали не столько «общепризнанные красоты, сколько детали “изнанки” – закоулки, дворы и тому подобное». Скульптор Иван Шадр, искавший пути создания монументальной реалистической скульптуры, в 1910–1930-х годах создал монументальные работы, большинство которых были посвящены преимущественно жертвам Первой мировой войны. Накануне революции он создает проект «Памятника Мировому страданию» (1916 г.), который позднее преобразовался в ещё более грандиозный проект «Памятника человечеству».

Вера Мухина

Вера Мухина одним из первых советских ваятелей начала работать над образами новых героев – борцов Октябрьской революции. Одной из самых заметных экспозиций нового сезона 1917 года стала выставка скульптора Конёнкова – мастер с первых лет творчества отличался особенной смелостью образных решений. В свое время дипломная работа скульптора «Самсон, разрывающий узы» показалась слишком революционной и по распоряжению чиновников Академии художеств была уничтожена.

Сергей Конёнков

Так события революции 1905 года, заставшие Конёнкова в Москве, помогли родится циклу портретов участников боев на Пресне («Рабочий-боевик 1905 года Иван Чуркин»). Войне Сергей Конёнков посвятил свою работу «Раненая», созданную в 1916 году. Кузьма Петров-Водкин написал в том же году «На линии огня», а Илья Репин «В атаку с сестрой» (44-ая ТПХВ, 1916 г.).

Надежды и свершения

Это еще Февральская революция. Октябрьская только близится. Но художники уже встали перед необходимостью поисков путей взаимоотношений с новой властью. Возлагали надежды на проект создания Министерства изящных искусств, которое бы решало вопросы художественной жизни и содействовало развитию искусства. Начинается новая художественная жизнь в сложнейшей обстановке, с новыми ориентирами, эталонами, идеологией. В Петрограде работает «Союз деятелей искусств». Мастера мечтают о создании Всероссийского союза деятелей искусств. В Москве роль союза, объединяющего всех деятелей изобразительного искусства, исполнял Совет художественных организаций Москвы, в который входили члены разных объединений, в том числе «Союза русских художников» и «Бубнового валета» – в президиуме Коровин, Лентулов, Машков, Якулов, Мильман, Павлинов, Васнецов.

Огромную роль в то время играет искусство плаката, печатной графики. Художественная агитация – оружие, говорящее языком образов и лозунгов. Искусство обретает новые черты и особенности, выходит на улицы, вливается в общественную жизнь, откликается на события времени, становится более театрализованным, наметилось направление – искусство обращалось к массам.

«А какое счастье нам выпало в жизни… Какое счастье…» И. Репин

При газете «Правда» возникло «Общество пролетарских искусств», но созданные новой властью общества и союзы были разрознены, и их несогласие в общих вопросах не позволяло вести практическую деятельность или очень усложняло ее.

«А какое счастье нам выпало в жизни. Все еще не верится… Какое счастье», – пишет Илья Репин о свершившейся революции, как и многие художники воспринявший с энтузиазмом происходящее событие. Многие художники начали иначе оценивать события, энтузиазм и эйфория от перемен прошли.

Некоторые, как Александр Бенуа, стремятся оградиться от «назревающей войны классов», жить только в лоне искусства. Но уже на следующий день после взятия «Зимнего дворца» к Александру Бенуа большевики пришли с заданием по ограждению и сохранению художественных сокровищ. (Позднее в 1918 г. Бенуа возглавил Картинную галерею Эрмитажа, издал ее новый каталог, продолжал работу как книжный и театральный художник и режиссер, в частности работал над постановкой и оформлением спектаклей БДТ ).

Кафе поэтов

Новая художественная жизнь

Новая власть решала вопросы объединения представителей искусства и творчества, и культурная жизнь Москвы и Петербурга вновь оживилась. В газете «Правда» возникает отдел политической карикатуры, выходят новые сатирические журналы. В Москве появляется «Кафе поэтов». Но выставочная жизнь по-прежнему тиха и неприметна. В появившийся «Газете футуристов» в 1918 году печатается «Декрет № 1» о демократизации искусства. Образной иллюстрацией намерений является лозунг «Искусство принадлежит народу». Начинается эпоха журнальной графики, монументальной скульптуры, плаката, декоративного искусства, начинается деятельность Пролеткульта – массовой культурно-просветительской и литературно-художественной организации пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения, существовавшей с 1917 по 1932 годы.

Революция открыла массам широкие возможности для приобщения к искусству и творчеству. Состав читателей, зрителей, слушателей, да и самих творцов, художников, становился все более демократичным. Разрушалась некая элитарность искусства, оно было призвано стать демократичным, народным, доступным для понимания.


 

Поделиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *