Ирина Богачева. Памяти друга

Душа, распахнутая настежь…

Писать об этом чудном человеке в прошедшем времени язык не поворачивается. Ирина Богачева – талант воистину от Бога, была – увы, была талантлива во всем. На сцене, вне рампы и софитов. Достаточно только вспомнить одно из первых интервью в нашем издании – именно с Ириной Петровной. В ее послужном списке много умных, чутких, добрых слов. И никогда не было слова «никогда». Дружить с таким человеком куда больше, чем просто – дружить. Теряя Ирину Петровну, явственно осознаешь: теряешь частицу самое себя…

Вот уж и правда, кому и рано было жить воспоминаниями, так это Ирине Богачевой. В ее лексиконе не было одного лишь «вчера», только – «сегодня» только – «сейчас», но лучше всего – «завтра». Кажется, она таковой и останется – с распахнутыми настежь глазами, сердцем и душой. И взором, устремленным в будущее. Которое наступало каждый час, каждую минуту. «Да, – утверждала Ирина Петровна, – жизнь меня буквально обогатила – встречами, судьбами, яркими событиями и незабываемыми моментами, но меня всегда влекло то, что есть, особенно – что предстоит.

Я всегда жила только тем, что грядет, без опоры на прошлое жить нельзя, но и только прошлым жить также невозможно.

Оперная дива, удивительной красоты голос и душа, всегда жила, нет – дышала, настоящим и будущим. И редко обращалась к глаголам прошедшего времени. Хотя в памяти у этого чудного, очаровательного человека было много всего – интересного, прелюбопытного, историй, людей, событий. Блокада и ад войны, вообще послевоенное время, сцена и коллеги по великому и величественному искусству в мире, друзья, родные, близкие. Театр, софиты, занавес и вечный провал оркестровой ямы, партитура, арии из тех или иных опер, сюжеты, драматические повороты и коллизии.

И наше издание, которое она благословила добрым напутствием и первым интервью, Ирина Петровна привечала, обожала, читала, делала замечания – по делу и по существу, но всегда вместе с нами радовалась каждому выходу, каждому номеру, который ей удавалось прочитать.

Даже тогда, когда миром правит скорость, когда миром правит сиюминутная новость, регулярно – при встрече, ссылалась на прочитанное в нашей газете («В любимом городе и области»). Читаешь (утверждает она – то ли в шутку, то ли всерьез), особенно с собою интервью, и будто бы глядишь на себя со стороны: неужели ты – такая, неужто – ты так видишь этот мир, так считаешь, так говоришь и думаешь?

Больше всего на свете Ирина Петровна не любила превосходной степени в свой адрес, каких-либо комплиментов, пустых и неискренних. Одно дело восхищаться женщиной, другое – льстить и заигрывать перед «воистину великим человеком». «Нам рано воздвигать себе памятник – при жизни, становится совершенно дико и неловко. Есть люди, пред которыми нужно и должно преклоняться, но они все или на фронтах Великой Отечественной остались, либо пали жертвами чудовищной блокады. Либо же великие оперные голоса прошлого, которые творили форменные чудеса на сцене. Обо мне же, – не уставала утверждать Ирина Петровна, – пусть судят потомки, современники – участливые ли, безучастные, статисты твоего успеха, будут неискренни. Друзья всей правды никогда не скажут, но равнодушие – плохой советчик». Внезапный и озорной, дружелюбный и обаятельный человек Ирина Петровна могла сорваться и предложить какой невероятный план – отдыха, например, как в городе, так и вне оного, где-нибудь на юге. Который горячо обожала. Черное море тоже. Где солнца больше, глубокой честной синевы моря больше, где нега и лето – самые настоящие, взаправдашние. (Так, лет 25–30 назад, они со Стасом приехали к нам в 4 ч. утра на машине и увезли меня с собой в Ялту, дав 15 минут на сборы.) Но свой город, свой Ленинград-Петербург, Ириша обожала до дрожи в голосе, до кончика каждого пальца.

Где бы ни была, где бы ни выступала, гастролировала, всегда думала о городе своем, который – над вольной Невой, городе нашей славы трудовой. Будь то гастроли либо выступления на разнообразных оперных сценах мира. Каждую сравнивала в своих интервью с Мариинским театром, осознанно и бессознательно – «как у нас», «как в Кировском оперном», «как в Ленинграде». И не было в том сравнении ханжеских или притворных нот, только истая искренность.

В ее жизни вообще не было притворных нот и ханжества, только искренность и честность. Не нравится – так и скажет, либо деликатно, по-ленинградски сдержанно, промолчит, не придаст значения, но если обожает – то до глубины души. Перечислять все спетое, прожитое на оперной сцене, нет смысла, это сделали и до нас, и без нас. Но наше издание – зерцало сердечности Богачевой. Которому Ирина Петровна благоволила. В котором могла быть истинной, искренней, порою – даже нелицеприятной по отношению к чему-либо или кому-либо. Но – доброй, участливой…

«Насколько я бескомпромиссный человек… – задалась в одном из своих интервью Ирина Петровна. – Скорее, так, именно так, артисту, большому артисту иначе никак. Хотя элемент компромисса есть во мне, всегда был, есть и будет, но в сложных, жизненно важных вопросах… Совершенно верно, это истинное качество, свойство моей кипучей артистической, творческой натуры. Если я поставила перед собой цель – стать хорошей, доброй певицей, серьезным, вдумчивым артистом, со своей дороги никуда не сверну. Сложно? А как же! Страшно?

Не без этого? Но я такой человек, как пелось в одной разудалой шутливой песне из классической комедии прошлого: у меня такой характер, ты со мною не шути! Я пока эти самые горы не сверну, не успокоюсь. Так было, так есть, так будет…».


2 марта у Народной артистки СССР, Почетного гражданина Санкт-Петербурга певицы Мариинского театра Ирины Петровны Богачевой был Юбилей! – 80 лет.
А 20 сентября 2019 года ее не стало.

Ирина Петровна окончила Ленинградскую консерваторию по классу сольного пения у профессора И. Левандо.

В 1962 г. стала Лауреатом Всесоюзного конкурса имени М.И. Глинки, а в 1967 г. завоевала Гран-при Международного конкурса оперных певцов в Рио-де-Жанейро. С 1963 г. – солистка Мариинского театра. В 1968–1970 гг. стажировалась в Ла Скала (Италия) у профессора Барра. На сцене Мариинского театра ею были спеты премьеры ведущих партий опер: Бизе «Кармен» (Кармен); Верди «Аида» (Амнерис), Мусоргского «Борис Годунов» (Марина Мнишек) и «Хованщина» (Марфа); Римского-Корсакова «Царская невеста» (Любаша), Чайковского «Пиковая дама» (Графиня, Полина) и другие. Принимала участие во многих международных премьерах.

Много гастролировала с сольными концертами в Италии, Норвегии, Франции, Китае, Испании, Японии, Южной Корее, Великобритании, Германии и других странах. По просьбе Д.Д. Шостаковича стала первой исполнительницей его вокального цикла «Шесть стихотворений Марины Цветаевой». Действительный член Академии гуманитарных наук (1999); имеет: Орден Дружбы, Орден «За заслуги перед Отечеством III степени»; Орден «За заслуги перед Отечеством IV степени». «За заслуги перед Санкт-Петербургом» Ирина Петровна Богачева – профессор, действительный член Академии гуманитарных наук, дружила с нашей газетой с момента ее зарождения, с 2003 года, дав газете первое, напутственное интервью. Мы встречались не так часто, но мы дружили. И мы очень ценим эту дружбу, гордимся ею. И память наша навсегда сохранит все моменты этой дружбы.

Вечная память Великой Певице и прекрасному человеку.


* * *
Снова осень.
Колесница мчится,
Нарезая за кругом круг:
Косит-косит,
Невзирая на лица,
И друзей моих, и подруг.
Такая вот жатва –
Круглогодичная –
Набивают небесные закрома
Самыми лучшими, чистыми…
Крутятся времени
Жернова.

Галина Ильина, член СП России

Поделиться...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *